sedov_dm_zven (sedov_dm_zven) wrote,
sedov_dm_zven
sedov_dm_zven

Categories:

Размышление на тему: Сколько лет в России город может нести столичные функции



(Фрагмент книги "Звенигородский Успенский собор", которая должна выйти в текущем году)

Эпоха расцвета Звенигорода в конце XIV века
Вторая половина XIV – начало XV века – самая яркая эпоха в жизни подмосковного Звенигорода. Этот период – словно вспышка яркого света в его истории, озарившая всю последующую судьбу города. Никогда так высоко больше не поднимется он в общегосударственном масштабе, как поднялся тогда, когда упоминался в грамотах Ивана Калиты (1330-е), Ивана Красного (1359) и Дмитрия Донского (1389)Согласно этим документам, город передавался в удел второму по старшинству сыну великого князя. Расцвет Звенигорода при князе Юрии Дмитриевиче словно застыл в облике двух уникальных звенигородских соборов.
Если Москва и другие города Московского княжества утратили памятники, свидетельствующие об этом важнейшем периоде, то Звенигород, сперва по причине потери своей самостоятельности, а затем по причине бедности и захудалости, сохранил свои памятники, имеющие общемосковское, общенациональное значение. Москве – столице княжества, а затем и царства, получившей величественный титул «Третьего Рима» и бравурный статус «наследницы» Константинополя, мешали небольшие старые постройки ее первых князей, и она, не задумываясь, от них избавлялась; либо перестраивая, либо полностью разрушая и возводя на их месте более грандиозные сооружения. Звенигород же, потерявший со временем статус самостоятельного удельного центра, не имел средств не только на то, чтобы перестроить свои древние соборы, но подчас даже на то, чтобы отремонтировать их.
Так, политическое умаление Звенигорода через века предоставило ему роль культурной «столицы» древнемосковского периода.

Отступление на тему: сколько лет город может быть столицей?
В качестве заметки «на полях» хочется предложить размышление о закономерности сохранения старинных памятников в русских столицах. Легко заметить, что ценные сокровища русского зодчества (а объекты зодчества в большей степени и составляют собственно город) сохранились в них также благодаря административному умалению. Владимир на Клязьме в XIV веке уступил первенство Москве и благодаря этому в нем до нашего времени сохранились редчайшие соборы XII века. В начале XVIII века Москва «смиряется» перед новой столицей Петербургом. Оставшись сакральной столицей государства – в нее приезжают венчаться на царство все российские императоры, – она уходит на второй план и получает прозвище староукладной «старушки». Но именно это обстоятельство сберегло на несколько столетий ее неповторимый облик, который определяли тысячи маковок монастырей, соборов и простых церквей. Петербург же растет и украшается по архитектурной моде Западной Европы, и само имя города получает иностранный корень. С намеченными изначально основными ориентирами и с расчерченными от них перспективами, задавшими четкие рамки для дальнейшего развития, Петербург постепенно превращается в самобытный и целостный архитектурный ансамбль. В начале ХХ века, в связи с политическими обстоятельствами, название столицы, имеющей германское происхождение, переводится в русскоязычный формат. Это явный поворот вектора государственных ориентиров с Европы на Москву, и в данном факте можно увидеть своего рода предопределение того события, которое осуществят большевики в 1918 году. Желая сохранить столь неожиданно обретенную власть, они перенесут свое правительство из «Колыбели революции» в старую столицу царства и один из подавленных недавно центров контрреволюционного мятежа. Вернув себе столичные полномочия, Москва спасла Петербург от серьезного разрушения. Однако для нее самой возврат столичности оказался губительным. Москва словно отдала себя на заклание новой разрушительной идеологии, объявившей войну дворцам и церквям. Москва именно отдала себя в жертву: приняв преимущества, лишилась множества определявших ее вид и суть святынь. Став столицей, она была неоднократно жестоко перепланирована с целью освобождения площадей под возведение новых гигантских дворцов-небоскребов. Поправшая прежнюю Москву гигантомания стала главным идеологическим тараном новой амбициозной политической системы.
Здесь напрашивается правомочный вывод: естественный срок, отпускаемый на существование стольного города в нашем государстве, – 200–300 лет. По его окончании столичные полномочия должны непременно переходить к новому городу. Каждая последующая эпоха должна иметь возможность реализовать себя на чистом месте. Только так она не вступит в конфликт с прошлым. Только так она избежит заманчивой идеи строить будущее на руинах старого мира. Только так, перенося центр с места на место, наше невероятно обширное государство сможет полезно развивать различные регионы.

Петр Великий - защитник Москвы

В начале XVIII века, перенеся столицу в новорожденный Петербург, Петр Великий предпринял судьбоносное решение для государства. Петра часто осуждают за разрушение старых устоев. Но так ли это? Ведь его по праву следует назвать главным защитником Москвы и вместе с этим главным охранителем старины. Петр вполне мог, подобно большевикам, разобрать часть существующей московской застройки и, распланировав освободившиеся территории по-новому, застроить их в соответствии с любимой им архитектурной модой Европы. Но нет, этот «сотрясатель старины» предпринял невероятно бережное решение по отношению к старой столице. Он не осуществил над ней никаких насильственных действий и оставил ее такой, какой она была. Он построил новый город в честь своего небесного покровителя и тем самым сохранил Москву, ее характер и особенности ее развития. Причем старая столица не потеряла своего сакрального значения. Несмотря на то что новообразованный орган церковной власти – Синод – получил прописку в Петербурге, Москва осталась Первопрестольной – духовной столицей государства, мистическим городом «Сорока Сороков», городом монастырей и церквей. Каждый новый император приезжал в старую столицу, чтобы законно одеть на свою главу царский венец.
В 1918 году новая большевистская власть не решается подарить молодому государству новую столицу и сбегает из «Колыбели революции» под прикрытие средневековых стен столицы Русского Царства. Не предполагаю встретить оппонентов, сомневающихся в том, что это решение для старушки Москвы стало губительным решением. Приняв на себя выбор новых правителей и тем самым спася от масштабного разрушения Петербург-Петроград-Ленинград, Москва стала местом безбожных экспериментов.

Сегодня Москва – ЧЕРНАЯ ДЫРА России. Изо всех больших и малых городов, сел и деревень высасывает она их жизненные силы. Каждый житель нашей страны ненавидит Москву, но вместе с этим в качестве главной жизненной цели ставит перед собой цель превратиться в москвича. Точно мотылек, летящий на огонь, он устремляется к ней, чтобы стать рабом нескольких квадратных метров того, что обманным способом было названо Москвой, но по правде таковым не является.
Москва хорошо продается, поэтому торгаши будут делать все от них зависящее, чтобы прибавлять и прибавлять к ней новые территории. Этот безрассудный процесс будет продолжаться до тех пор, пока не произойдет катастрофа – демографическая или экологическая. Пока эта ЛЖЕ-МОСКВА не всосет внутрь себя все население России и не опустошит страну. Тогда опустошенные земли без войны достанутся другим народам, а Россия будет переименована в Москву.

Какой выход можно предложить?
Единственное спасение для нашей любимой Москвы, для Подмосковья и для всей России – это перенос столицы России в центр государства. Москва и Петербург выполнили свои исторические функции. Москва собрала раздробленные средневековые княжества и заполучила амбициозный титул "Третьего Рима", Петербург создал предпосылки для развития северо-западных территорий и стал главным мостом между Россией и Европой. Они и дальше могут продолжать играть эти роли. Но Россия остро нуждается в новой столице, которая бы объединила в одном государстве Запад и Восток. В настоящее время мы остро нуждаемся не в европоцентричной столице, а в столице россиецентричной. Россия – это целый самодостаточный МИР, невообразимо громадный. Подавляющее число россиян никогда не были за Уральским хребтом и им, к сожалению, совершенно не интересна жизнь необозримо широкой Сибири, о необъятности которой всем нам даже страшно задумываться. Россия уже давно приняла в себя масштабные восточные территории, но до сих пор является для них мачехой. Для того, чтобы стать для них наконец любящей матерью, она должна стать им ближе в новой столице.

Дмитрий Седов
Звенигородский историко-архитектурный и художественный  музей


[1] Датировка данных документов приводится по статье В. А. Кучкина. См.: Кучкин В. А. Звенигород по первому завещанию Дмитрия Донского // Художественная культура Москвы и Подмосковья XIV – начала XX веков. Сборник статей в честь Г. В. Попова. М., 2002. С. 40–53.
Tags: Звенигород, Московская область, Подмосковье, Россия, история, наследие, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments