sedov_dm_zven (sedov_dm_zven) wrote,
sedov_dm_zven
sedov_dm_zven

Categories:

БОЛЬШОЕ ВИДИТСЯ НА РАССТОЯНИИ



Посвящается
опять-таки
принятию 30 апреля 2020 года Правил землепользования и застройки депутатами Совета депутатов Одинцовского городского округа

Великие события осмысливаются и приобретают вес по прошествии некоторого времени.
Знаменательные исторические личности после их ухода не забываются, а память о них обрастает массой легенд и мифов.
Масштабные архитектурные творения хорошо наблюдать издалека. Уникальные, выходящие из общего ряда постройки не терпят нахождения рядом с собой бездарных сооружений. И напротив, они хорошо смотрятся в едином контексте с различными элементами природы: полями и долинами, холмами и горами, реками, озерами и морями. Они требуют к себе особого уважительного отношения и очень страдают, когда их естественная среда претерпевает беспощадное искажение.

Часть I
Европейский опыт

Одним из самых ярких положительных примеров гармоничного совместного жития рукотворного архитектурного шедевра и природы является всемирно известный монастырь Сен-Мишель на севере Франции, расположенный на скале посреди морского залива.
Монастырь известен многим.
Его очень любят путешественники.
Его очень любят фотографы. Каждый из них находит свой особый ракурс, чтобы снять неповторимый вид на обитель, стоящую на скале, выступающей из моря: с берега и с моря, сверху и снизу, на фоне солнца и на фоне луны, в период морского отлива и в пору прилива, при естественном освещении и при электрической подсветке. Все вероятные варианты рождают вдохновение для создания все новых и новых неповторимых образов чарующего созвучия природной стихии и творения человека.
Надо признаться, что во Франции практически в любом большом городе сохранилось по гигантскому кафедральному собору, и ни с одним из них невозможно сравнить соборный храм монастыря Сен-Мишель: его архитектура не вычурна и не отточена, в нем нет такого обилия резьбы по камню, которой так поражают известные готические соборы Франции. Сен-Мишель же более приводит в восторг при взгляде на него издалека, нежели чем когда находишься на скале возле стен его кафедрала. Ни один из изящных соборов Франции, стоящих в городах, не обладает такой великой привилегией, какая есть у этой наскальной обители – право предлагать зрителю наблюдать за ней с расстояния в несколько десятков километров.

Мне довелось увидеть Сен Мишель в мае 2013 года. Путешествуя по Нормандии, наша группа на две ночи остановилась в небольшом городке Авранш, на значительном (около 20 километров) удалении от монастыря Святого Михаила. Но, поскольку город расположен на возвышенности, то из многих его мест можно увидеть выступающую из моря одинокую таинственную скалу, увенчанную храмом с высоким шпилем.
Вот, например рядовой вид с одной из улочек Авранша:


Авранш – небольшой город. Казалось бы, проживая поблизости от известного памятника, к которому беспрестанно устремляются миллионы туристов, его жители обязательно должны захотеть заманить этот необычайный людской поток на улицы своего города – в рестораны, магазины, гостиницы, музеи… Но граждане Авранша отчего-то не желают поддаваться естественному закону бизнеса и, словно дорожа тишиной своего города, не стремятся зазывать к себе любопытствующих со всего мира.
Авранш – небольшой город, но у него есть свой ботанический сад. И из этого сада открывается, пожалуй, самый величественный, хотя и не растиражированный вид на Сен-Мишель. Май 2013 был дождливым, ветреным и достаточно холодным для Франции, поэтому мои снимки из ботанического сада Авранша никого не впечатлят яркими красками, столь привычными для многочисленных снимков европейского «чуда света».
В саду устроена специальная смотровая площадка для наблюдения за приморской долиной и выпирающей на горизонте Диковиной:

По склону холма, на котором устроен ботанический сад, растут каштаны, крона которых образует естественное обрамление для веками неменяющихся пейзажей:




Веками, извиваясь, устремляет в сторону монастыря свои воды река Сэ. Веками пасутся на ее прибрежных лугах стада коров и овец и веками возделываются поля. Веками стоят поодаль невысокие домики окрестных селений, которые как будто боятся оказаться выше веками растущих возле них деревьев.

Трудно сказать, отчего эти виды сохраняются до сих пор. То ли хорошо работают французские органы защиты культурного наследия, стойко стоящие на страже памятника Мирового наследия, то ли ген француза окончательно закодирован против того, чтобы давать волю своему эгоизму в разрушении гармоничного сожительства рукотворного шедевра и природы.


Сен-Мишель виден из многих точек побережья и отовсюду он притягивает к себе внимание и манит, зазывая посетить его.
Вот, например, вид с набережной городка Канкаль. В короткий период морского отлива фермеры направляются по обнажившемуся морскому дну к садкам с устрицами, чтобы перевернуть эти металлические «корзины» с морским деликатесом.
Точно визуальный рефрен темнеет на горизонте треугольный силуэт горы Архангела:


В аттракционе под названием «Сен-Мишель» самое главное – это впечатление от приближения к нему, взирание на гору с разных точек, ее постепенное увеличение по мере пешего шествия навстречу ей.




В аттракционе «Сен Мишель» самое главное впечатление – это не сам монастырь!
К сожалению!
И дело здесь вовсе не во второстепенности архитектуры, о которой мы говорили выше.
Уже когда оказываешься на вершине святой горы Архистратига, то удивляешься тому, что здесь, наверху, тебя посещают чувства опустошенности и обманутости. Ты поднялся, но ТАЙНА, которая вела тебя сюда, незаметно осталась где-то позади – за музейными турникетами.
Всюду снуют туристы, всюду щелкают фотозатворы, которые свидетельствуют о том, что ежесекундно какая-то частичка обители сканируется и запихивается в небольшие коробочки телефонов и фотокамер, чтобы затем оказаться увезенной прочь.
Но самого монастыря здесь уже давно нет! Напрасно гиды рассказывают, что монахи скрываются в тайных помещениях – ты им не веришь, потому что наверху царит ПУСТОТА, которая является разоблачением обманчивой ЗАГАДКИ.
Неспроста жители Авранша спокойны к потоку туристов, приносящих деньги, но опустошающих содержание ТАИНСТВЕННОГО места, утрачивающего из-за них СОКРОВЕННОСТЬ.

Прошу прощения за то, что отвлекся и нечаянно перешел к другому размышлению. Ведь я не собирался говорить о тлетворности для святых мест гигантских потоков туристов, хотя это очень болезненное открытие, как мне кажется, весьма справедливо.
Такие же мысли пришли ко мне, когда я посетил в 2005 году Метеоры – монашескую горную республику, однажды радушно распахнувшую свои ворота, калитки и двери для туризма. Как тайно величественно выглядели ее гигантские каменные столбы на закате дня, в который наша паломническая группа приехала на ночлег в городок Калабмака, расположенный под ними! И как жалки и опустошенны были они утром, когда их взяла штурмом толпа туристов, среди которых не сильно выделялась и наша «паломническая» группа. Все те же перекрикивания многоязычных гидов, шум автобусов и щелчки фотоаппаратов!
Здесь понимаешь, что к великим святыням лучше идти пешком, лучше преодолевать трудности, уставать, радоваться глотку воды и краюхе хлеба, благодарить Создателя за каждый шаг, который не возможен без Его помощи. Только так можно с миром достичь чаемой цели и приумножить этот мир в конце маршрута.
Первый раз я оказался в Иерусалиме в декабре 2004 года, который считался периодом особого межнационального напряжения. ГОРОД был почти пуст, почему в кувуклии Гроба Господня я мог находиться до получаса совершенно один, никем не изгоняемый и не торопимый. Самая главная святыня христианства невольно оказалась исключительно моей. В последующие посещения Святого ГРАДА этого уже не было.
И конечно, не должно быть!
Каждый человек имеет право побыть рядом со святыней или шедевром наедине! Но если быть честным, следует признаться, что быть наедине с ними возможно и при противоположных обстоятельствах: высшая степень человеческого совершенства заключается в обретении навыка стяжать тишину там, где громко, покой – там, где неспокойно, мир – там, где царит вражда.

Возвращаясь из отступления от основной мысли, покажу фотографии Сен-Мишеля, сделанные профессионалами. Эти снимки были выставлены в интерьерах монастыря. Они были сняты мной через стекло, поэтому слегка бликуют. На снимках представлены виды сверху, с вертолета (эпоха квадрокоптеров еще не наступила). Виды погружают в ощущение полета, поднимающего от земли и устремляющего ввысь – в космос, точно в полетных снах, которые наверняка случалось видеть каждому.












В Подмосковье

нет монастыря на скале, стоящей в морском заливе, в котором регулярно туда-сюда прогуливаются отливы и приливы гигантской массы воды. Нет такого монастыря и в России вообще. Что-то подобное можно найти на Соловках: есть монастырь, выстроенный на острове, который омывает море, есть там свои приливы и отливы. Но нет там скалы.
Да и не нужна она там! Потому что великие места с выдающимися памятниками архитектуры не должны быть похожи друг на друга, но просто обязаны быть единичными, неповторимыми.
Единственное, что нужно выдающимся памятникам архитектуры – это привольная среда.

Самые ценные памятники архитектуры в Подмосковье

– ЭТО АРХИТЕКТУРНЫЕ АНСАМБЛИ ЗВЕНИГОРОДА – ЗВЕНИГОРОДСКИЙ КРЕМЛЬ С УСПЕНСКИМ СОБОРОМ КОНЦА XIV ВЕКА И САВВИНО-СТОРОЖЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ С ПОСТРОЙКАМИ НАЧАЛА XV – XIX ВЕКА.

Почему САМЫЕ ценные?

1. Потому, что САМЫЕ древние в регионе.
2. Потому, что степень их сохранности уникальна: первоначальные элементы архитектурных памятников Звенигорода сохранились максимально (примерно на 90%, а может, и чуть больше). В этом отношении активно «раскручиваемый» ныне ансамбль Нового Иерусалима стоит на одном из последних мест, поскольку это наполовину памятник архитектуры XXI столетия!
3. Потому, что памятники Звенигорода, несмотря на варварскую застройку, осуществлявшуюся в городе начиная с 2006 года, еще окружены историческим ландшафтом, служащим естественным фоном для памятников. На них еще можно посмотреть издалека, а ведь, как мы выяснили,
БОЛЬШОЕ
ВИДИТСЯ
НА РАССТОЯНИИ

В подтверждение третьего пункта предлагаю совершить небольшое фотопутешествие по Звенигороду и посмотреть на главные городские достопримечательности с некоторого расстояния.
Сперва предлагаю познакомиться с девственно-чистыми панорамами.

1.
САМАЯ ГЛАВНАЯ ВИДОВАЯ ТОЧКА ГОРОДА – МЯСИНА ГОРА. Это возвышенная местность Верхнего посада на правом берегу Москвы-реки. Название место носит в память о проживавших здесь с 1905 по 2015 год представителях семейства Мясиных, один из которых – хореограф Леонид Мясин, начинавший творческий путь вместе с Дягилевым, – получил мировую славу.
Вот какой вид на монастырь открывался из окна дома Мясиных в сентябре 2011 года:

В декабре того же года я сделал еще один снимок от дома Мясиных. Зимой великолепно читаются очертания Сторожевского холма.

Недавно памятный дом, в котором юные годы провел известный хореограф, был уничтожен. О его истории, а также о его уничтожении следует рассказать отдельно.
Мясинский участок до революции тянулся до уступа высокого правого берега реки, а после революции, естественно, был урезан. Мясина гора стала общей и лишь в промежутке между 2003 и 2013 годом была поделена на лоскутки. Участки были зарегистрированы за отдельными лицами, причем данные кадастровые деяния вызывают серьезные подозрения в незаконности проведенных операций приватизации.
С Мясиной горы открывается самый яркий по своей величественности и простору вид на Саввино-Сторожевский монастырь:





Эта смотровая площадка достойна войти в список особых достопримечательностей Подмосковья.
Въезд на Мясину гору через переулок Чайковского тоже отличается необычайной живописностью:



Мясина гора предлагает наслаждаться простором как в западную сторону:

так и в восточную сторону, являя невероятно красивый вид на Звенигородский кремль с Успенским собором:


Но здесь, надо признаться, получилась небольшая подтасовка: фотография, предложенная Вашему вниманию, очень быстро оказалась антикварной. Если мы сейчас посмотрим с Мясиной горы в сторону Звенигородского кремля, то увидим вид, который уже нельзя назвать девственно-чистым:

Фото от Шихово, март 2016 года:


Дома, вставшие грядой за собором, расположены на расстоянии километра от него, но кажется, что они стоят совсем рядом. Просто построены они были неграмотно, без правильного расчета высотности, который необходимо соблюдать в любом историческом городе. Различные строительные ограничения мешают разгуляться безудержной фантазии застройщика, поэтому до сих пор не приняты зоны охраны памятников федерального значения Звенигорода, разработанные еще в 2014 году. Они предусматривают серьезные препятствия для застройки, а посему зоны не будут приняты до тех пор, пока застройщик не выжмет с территорий Звенигорода последнюю копейку.
Главным обличением корыстности замыслов застройщика, возведшего столь несуразно высоких монстров, под присмотром которых древнему собору теперь жить до скончания века, является тот факт, что сам застройщик в этих высотках не живет. Он предпочел для себя более комфортное жилище в просторной местности, свободной от его строительных экспериментов. Именно там вдалеке он черпает вдохновение для окончательного исполнения задуманных планов.

2.
ВИДЫ С ПОЛЯ МЕЖДУ МОНАСТЫРЕМ И ГОРОДКОМ НА ЛЕВОМ БЕРЕГУ МОСКВЫ-РЕКИ (территория памятников археологии «Старая Стрелецкая слобода» и «Служилая слобода»).


Это поле мы уже видели с Мясиной горы, когда наслаждались зрелищем Саввино-Сторожевского монастыря. Сегодня оно является ближайшим визуальным форпостом на подступах к шедевру архитектуры.
С поля открывается вид и на Успенский собор:

Уникальность настоящей видовой площадки заключается и в том, что с нее можно вместить в объектив фотоаппарата сразу два памятника, причем без специального объектива:


Здесь нам вновь придется признаться, что к ДРЕВНЕЙШЕЙ СВЯТЫНЕ ПОДМОСКОВЬЯ нагло и горделиво «присоседились» новейшие НЕшедевры НАШЕГО времени. А ведь еще совсем недавно собор был полноправно и единолично царил над этими просторами:





Но над этим форпостом нависла серьезная угроза: согласно Проекту землепользования и застройки Одинцовского городского округа, который был утвержден 30 апреля 2020 года Советом депутатов Одинцовского городского округа, на территории поля между монастырем и Звенигородским кремлем предполагаются зоны О-1 и О-4, в которых узаконивается возможность осуществления капитального строительства до 3 этажей.
ЭТО СОВЕРШЕННО УБИЙСТВЕННОЕ РЕШЕНИЕ В ОТНОШЕНИИ К ПАМЯТНИКАМ, ИМЕЮЩИМ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ!
НИ МЕТРА ЗЕМЛИ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ЗАСТРОЕНО НА ЗАПОВЕДНОМ ПОЛЕ!
ПОЭТОМУ В ПЗЗ ОГО ДОЛЖНЫ БЕЗОГОВОРОЧНО БЫТЬ ВНЕСЕНЫ ПОПРАВКИ, ОТМЕНЯЮЩИЕ ЗАПЛАНИРОВАННОЕ РАЗРЕШЕНИЕ НА ЗАСТРОЙКУ ПОЛЯ.

Наша прогулка по ландшафтным видовым точкам еще не закончилась. Но я предлагаю передохнуть и вернуться к ней чуть позже, а вместе с прогулкой по уходящим звенигородским просторам рассмотреть и удачные случаи благоговейного отношения к естественной среде особо ценных памятников архитектуры в российской практике.

Дмитрий Седов
Июнь – июль 2020 года

Tags: Звенигород, Московская область, Подмосковье, Россия, Саввино-Сторожевский монастырь, застройка, история, наследие, охранные зоны, память, разрушения, снос
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments