sedov_dm_zven (sedov_dm_zven) wrote,
sedov_dm_zven
sedov_dm_zven

Categories:

Земля и Революция. Часть 1

1.jpg
Дмитрий Седов
Принятию 30 апреля 2020 года Правил землепользования и застройки депутатами Совета депутатов Одинцовского городского округа посвящается

30 апреля 2020 Совет депутатов Одинцовского городского округа большинством голосов (26 – за, 4 – против и 3 воздержавшихся) принял Правила землепользования и застройки Одинцовского городского округа, которыми предполагается застройка нескольких заповедных ландшафтов города Звенигорода.
Что это за ландшафты и какова их история?
I.

Пустошь Колтарово (Корталово)
Пустошь Колтарово – значительная незастроенная городская территория, располагавшаяся на двух берегах реки Москвы. Участок на левом берегу реки сегодня занят частным ипподромом. Участок на правом берегу более обширный. На севере он тянется почти от городского Верхнепосадского кладбища и нового здания Звенигородского отделения полиции до лодочной станции санатория «Звенигород».
Впервые Корталово упоминается в Приправочном списке с писцовых книг Звенигородского уезда 1558–1560 годов как деревня, числящаяся «за Никольским попом за Офонасьем», то есть за одной из заречных звенигородских церквей, посвященных святителю Николаю Чудотворцу, храм имел дополнительное наименование «уского конца». В результате разорения в годы Польско-литовской интервенции в 1610-х годах Никольский храм был утрачен. Разорена была и деревня. Относившаяся к ней земля в дальнейшем упоминается уже только как пустошь. Престол Никольского храма был преобразован в придельный к храму Рождества Христова, к которому перешла часть относившейся к деревне территории. Другая часть (половина) земли была передана Звенигородскому Успенскому собору, за которым она и числится вплоть до 1918 года.
Точное местоположение утраченной в начале XVII века деревни Колтарово нам сейчас неизвестно. Его можно локализовать только посредством археологических раскопок.
Следует отметить, что раскопками на территории пустоши уже были выявлены памятники других археологических культур, в частности неолитической Льяловской культуры – выявленный памятник археологии «Верхний посад-3» (IV–III тысячелетия до н.э.) и Дьяковской культуры раннего железного века (I тысячелетие до н.э. – VII–VIII вв. н.э.).
Также в 1957 году археологом Ю. А. Красновым было выявлено и обследовано селище в урочище Колтарово, относящееся к Раннему железному веку и XII–XIII векам. Его первоначальная площадь достигала не менее 2000 кв. м. А. К. Станюковичем, осматривавшим памятник в 1963, 1964, 1967 и 1976 годах, в 1967 году в осыпи карьера была найдена половинка фатьяновского каменного топора-молота, которая хранится ныне в Звенигородском музее. Осмотры памятника Г. Л. Новикова в 1976 и 1986 годах показали, что он полностью разрушен.
В 100 метрах к востоку от селища Ю. А. Красновым были выявлены также два кургана XII–XIII веков (высотой 1,5 и 0,7 м, диаметром 8 и 4 м, располагались в 20 м друг от друга). Один курган был поврежден ямой. Г.Л. Новикова, осматривавшая урочище в 1986 году, курганы не обнаружила.

Пустошь Колтарово отмечена на планах второй половины XVII века, где ее местоположение показано весьма схематично и подписано «полъ пустоши Колтарова».

«По(л) пу(с)[тоши] Колтарова» на плане второй половины XVII в. из собрания РГАДА


«Полъ пустоши Колтарова» на плане второй половины XVII в. из собрания РГАДА

Первый подробный план пустоши Колтарово был составлен землемером секунд-майором Михаилом Перхуровым 18 июля 1766 года (РГАДА. Ф. 1354. Оп. 252. Д. К-2 с.). Согласно плану, вся правобережная часть пустоши в это время была распахана. Также, благодаря плану мы узнаем, что по территории пустоши проходила «Старая Можайская дорога» и «Из Звенигорода Нижнего [и] Верхнего посада в село Веденское дорога». Первая немного пересекала территорию пустоши на юге, а затем шла вдоль ее границы с землей владельцев села Введенского (в 1766 г. таковой была княгиня Марья Александровна Прозоровская). Вторая дорога, идя параллельно реке, делила пустошь практически пополам с северо-запада на юго-восток, а затем, подступив к узкому «горлу» пустоши, сливалась со старой Можайской дорогой. Ради интереса отметим, что дальше Старая Можайская дорога, вступив во владения княгини Марьи Прозоровской, переступала через речку Нахавню, поднималась чуть севернее усадьбы Введенское и, перейдя через речку Халявку (в современных картах пишется как «Халява»), через деревню Марьино направлялась в Сальково, Дунино и Иславское.

Фрагмент плана генерального межевания пустоши Колтарово 1766 г. из собрания РГАДА


Вид с шатра Красной башни Саввино-Сторожевского монастыря на усадьбу Введенское и пустошь Колтарово. Фото Д. Седова, 17 апреля 2015 г.

Утвержденный 30 апреля 2020 года Советом депутатов Одинцовского городского округа ПЗЗ Одинцовского городского округа предполагает в пустоши две зоны: КУРТ-66 и КУРТ-70, в которых разрешается капитальное строительство до 3 этажей.
Данное решение противоречит сохранности объектов культурного наследия федерального значения – Успенского собора на Городке и усадьбы Введенское, – поскольку, в случае застройки пустоши, исторические визуальные связи между данными ОКН будут нарушены.
Помимо этого в сторону пустоши Колтарово стремительно распространяется кладбище города Звенигорода. В случае застройки территории пустоши перед городом уже в ближайшее время встанет неразрешимая проблема с поиском новых мест для погребения усопших горожан.


Вид от господского дома усадьбы Введенское на пустошь Колтарово и Звенигородский Успенский собор. Фото С. Степина, 17 апреля 2006 г.


Зонирование территории пустоши Колтарово согласно утвержденному 30 апреля 2020 г. Советом депутатов Одинцовского городского округа ПЗЗ: КУРТ 70 - Для малоэтажной застройки; КУРТ-66 - Для комплексного освоения территории в целях жилищного строительства.








II.

Древнейшая вотчина Саввино-Сторожевского монастыря

Обширные земельные владения, прилегавшие с запада к Саввино-Сторожевскому монастырю, принадлежали обители с самого начального этапа его истории. Эти территории тяготели к Саввинской слободе, слободке Устью, селу Луцыну, деревням Шерапово Ягунино, Пестово, Белозерово. Надо полагать, что эти земли, переданные Сторожевскому монастырю в 1404 году по жалованной грамоте Звенигородским князем Юрием Дмитриевичем, составляли основу первого землевладения обители. В этой грамоте среди пожалованных села Клодубацынского, и села «своего у Василья святого» с деревнями упоминается также село Белгино и сельцо Усть Развадня, которые справедливо считаются предшественниками нынешней Саввинской слободы (первоначальное название сельца Усть Развадня подсказывает его местоположение возле впадения реки Развадни в реку Москву) (Акты исторические, изданные Археографической комиссией. …Ч. 1. № 15. С. 23.). Археологические данные помогли определить место села Белгино (Белцинское, Бельино – середина XVI в. (?)) на правом берегу Разводни, при ее впадении в Москву. Ранние слои культурных напластований здесь относятся к X–XI векам (Станюкович А. К. Села и слободы Саввино-Сторожевского монастыря по данным археологии // Православное искусство и Саввино-Сторожевский монастырь. Издание второе. Звенигород, 2001. С. 59 – 62).
В едином монастырском владении, находящемся в самом близком расстоянии от обители, эти земли упоминаются в документах середины XVI века (Материалы для истории Звенигородского края. Вып. 1. М., 1992. С. 43, 44).
Все эти земли были отторгнуты от монастыря при секуляризации 1764 года, когда они поступили в ведение Государственной коллегии экономии. Благодаря активной политике кадастрирования земельных угодий в правление императрицы Екатерины II были составлены подробные планы владений.


Владения Саввино-Сторожевского монастыря, тяготеющие к Саввинской Подмонастырной слободе, селу Луцыну, слободке Устье (схема составлена В. С. Кусовым)

Надо отметить, что на протяжении 1764–1918 годов, когда эти земли числились в составе казенных земель, административный и хозяйственный уклад бывшего монастырского владения никак не изменился.
Существенно не изменился он и в советский период, когда на бывших монастырских землях существовали колхозы. Лишь к концу советской эпохи на этой территории стали возникать садоводческие товарищества, но и они появлялись не на открытой местности, а среди лесов, так что вплоть до начала XXI окрестности монастыря имели традиционный многовековой облик: поля, луга и перелески.
В настоящее время нас интересуют только три относительно небольших участка этой обширной территории, расположенных вблизи Саввина монастыря. Это территория слободки Устье и пустоши Клабучково, местность вокруг реки Разводни (Сторожки) и поле между Саввиным монастырем и Звенигородским кремлем.
II. 1.

Слободка Устье и пустошь Клабучково

Слободка Устье входила в совокупное понятие «Подмонастырных слобод», отчего те упоминались в документах во множественном числе. Согласно планам XVIII века, она располагалась за Москвой-рекой, напротив монастыря, на самой границе с городской территорией. Точное время появления поселения на месте слободки могут установить только археологические изыскания. Название «Устье» можно объяснить тем, что слободка находилась напротив устья реки Разводни и, следовательно, это название более, чем другие названия Подмонастырных слобод, сохраняло память о том сельце Усть-Разводня, пожертвованном в 1404 году князем Юрием Дмитриевичем Саввину монастырю. Можно предположить, что село Белгино располагалось на левом берегу Москвы, а Усть-Развадня – на правом, но подтвердить это предположение возможно только на основании археологических данных.
Планы XVII века не отмечают местоположение слободки Устье, однако его показывают планы 1760-х годов. Однако в них имеется расхождение: на плане Звенигородского уезда 1769 года слободка Устье показана напротив устья Разводни, а на плане уезда 1780–1790-х годов – немного восточнее, что позволяет гипотетически связать местоположение слободки с тем местом, за которым с начала ХХ века закрепился топоним Мясина гора.


Слободка Устье на плане Звенигородского уезда 1769 года (РГИА)


Слободка Устье на плане Звенигородского уезда 1780-1790-х годов (РГИА)

В начале XIX века слободка Устье называлась деревней. В 1804 году в ней числилось 18 крестьянских дворов, в которых проживало 90 душ мужского пола и 88 женского. Деревня была причислена к приходу Никольского храма Саввинской Подмонастырной слободы.
В 1809 году «по именому высочайшему повелению» крестьяне бывшей монастырской слободки Устье были приписаны к числу купцов и мещан г. Звенигорода. Вместе с причислением бывших монастырских крестьян к городскому сословию было принято решение о переводе в состав городских земель части пустоши Дубацыно, а также бывших монастырских пустошей Чернозем, Копытково, Карапчеево, Колотковня, Кукишкино и Клабучково (Пустоши Клабучкова, Карабчеева и Копылково отмечены на плане Авраама Свиязева второй половины 1664 года // РГАДА. Ф. 27. Оп. 1. Д. 484. Ч. 3. № 29. Сведения о пустошах по планам Генерального межевания: РГАДА. Ф. 1354. Оп. 252. Д-16 с.; Д-17 с.; Д-19 с.; К-62; К-63 с.; К-64 с.; К-65 с.; К-66 с.; Ч-8 с.). Межевание выделяемых в пользу горожан пустошей осуществлялось «по указу Московского губернского правления» в 1832 году, причем в аннотациях к новым планам, составленным в 1834 году, указывается, что эти пустоши принадлежат теперь «города Звенигорода Верхнего посада купцам и мещанам».
Эти прирезки новых городских земель мы можем увидеть на плане 1873 года. Таким образом, получается, что благодаря переходу в городское сословие крестьян деревни Устье Звенигород приобрел в приданное вместе с крестьянами 1/3 новых территорий.


Пустоши Дубацыно, Колотовня, Клабучково, Кукишкино, Карапчееева, Чернозем, Капытково на плане Звенигорода 1873 года (границы пустошей показаны контуром красного цвета) (РГБ)

Из всех названных пустошей, вошедших в состав территории Звенигорода, нам, прежде всего, интересна пустошь Клабучково. Это самая большая из переданных Звенигороду бывших монастырских владений. Она примыкала с юго-запада к городской выгонной земле Звенигорода. Ее северный участок был ограничен рекой Москвой и с востока примыкал к Верхнему посаду города. Надо полагать, что названная пустошь была исторически связана, с одной стороны, со слободкой Устье, с другой стороны, с монастырским селом Корабчеево, упоминающемся в Приправочном списке к писцовым книгам 1658-1660 гг. (Материалы для истории Звенигородского края. Вып. 1. М., 1992. С. 43, 44). Археолог А. В. Алексеев локализовал местонахождение села Корабчеева, найдя место погоста при Рождественском храме утраченного села в районе пионерлагеря Орленок (Алексеев А. В. Церковные древности Звенигородской земли. Звенигород, 2017. Схема «Церковная топография Звенигородской земли XV–XVI вв.» на задней обложке).
Согласно приправочному списку середины XVI века, к селу Корабчеево тяготело 15 деревень: Запрудное, Тотариново Копытово в Чисцах, Пригудино, Резанкино, Пестово, Белозерово, Грибаново, Яковлево, Душнево, Баево Мартьяново, Козлово, Матреново Кукишева, Василева, Дорофеево Кученино, Парфеньево.
В начале XVII в., в результате Польско-литовской интервенции село Корабчеево погибло вместе с большинством перечисленных деревень. На плане Авраама Свиязева 1664 года она отмечена вместе с 16-ю другими населенными пунктами, расположенными между «землей посацкой» (территорией Звенигорода) и рекой Островней. Большинство из показанных на плане селений превратились в пустоши. Среди них Клабучково, Першино, Орешки, Битюково, Карачена, Козлова, Алексеева, Яковлева, Кокошева, Грибанова, Леденцы, Резанова, Пирошки, Пригодина. Возле последней пустоши стоит приписка «променена Власу Неронову». Сохранились только деревни Белозерово и Пестово, причем существуют они до сих пор.

Пустошь Корабчеево с деревнями Белозерово и Пестово и пустошами на плане Авраама Свиязева 1664 года (РГАДА)

В последующее время название утраченного села Карабчеева и большинства деревень были забыты. По неизвестным для нас причинам сохранено было только название пустоши Клабучково, имя которой было присвоено монастырской пустоши, включавшей в себя гигантскую территорию между границей Звенигорода на юго-западе и рекой Островней.
На плане Звенигородского уезда 1770 года отмечена церковная земля Рождественского храма села Карабчеева, однако название села и точное посвящение храма (в честь Рождества Христова или Богоматери) не указывается: «писцовой пустой Рождественский погост ведомства коллегии экономии».

Фрагмент плана Звенигородского уезда 1770 года (РГАДА). Цифрой 6 обозначен «писцовой пустой Рождественский погост ведомства коллегии экономии»

Важно отметить, что пустошь Клабучково, судя по имеющимся в нашем распоряжении картографическим материалам, не застраивалась с начала XVII века вплоть до второй половины ХХ века, когда на ее территории появился пансионат «Солнечный» и детский пионерский лагерь «Орленок».
Лишь в 1990-е годы территория пустоши начинает застраиваться частными малоэтажными домами. По пустоши ныне проходит Верхнепосадское шоссе.
Однако большая часть пустоши не застроена до сих пор, и прежде всего, это обширный прибрежный луг, в советские годы традиционно использовавшийся под сельскохозяйственные цели. Этот луг тянется от Мясиной горы на Верхнем посаде (северо-восток) до реки Островни и деревни Шихово на юго-западе.
Данный луг, являвшийся в XVII–XIX веках северной частью пустоши Клабучково, представляет собой естественный исторический ландшафт, непосредственно связанный с ансамблем Саввино-Сторожевского монастыря. Луг хорошо видно с колокольни Саввина монастыря, со смотровой площадки у северо-западной башни, от южного прясла стены обители. Сам монастырь хорошо просматривается с луга и вместе с комплексом построек монастыря составляет единый живописный природно-архитектурный ансамбль.

Пустошь Клабучково, на плане Звенигорода 1873 года (граница пустоши показана контуром красного цвета) (РГБ)


Прибрежный луг на севере пустоши Клабучково, на плане Звенигорода 1873 года (РГБ)


Прибрежные луга пустошей Колотовня (на левом берегу реки Москвы) и пустоши Клабучково (на правом берегу). Фото Д. Седова, 14 июня 2010 г., сделано с реставрационных лесов Рождественского собора Саввино-Сторожевского монастыря


Вид на прибрежный луг пустоши Клабучково с левого берега реки Москвы, от пустоши Колотовня. Фото Д. Седова, 2017 г.


Вид с Мясиной горы Верхнего посада Звенигорода на Саввино-Сторожевский монастырь. Фото Д. Седова, 10 декабря 2012 г.


Ансамбль Саввино-Сторожевского монастыря на фоне пустошей Колотовня (на левом берегу реки Москвы) и Клабучково (на правом берегу). Фото Д. Седова, 17 апреля 2015 г. Вид с шатра Красной башни


Рождественский собор Саввино-Сторожевского монастыря на фоне пустошей Колотовня (на левом берегу реки Москвы) и Клабучково (на правом берегу). Фото Д. Седова, 17 апреля 2015 г. Вид с шатра Красной башни


Вид на правый берег реки Москвы с пустошью Клабучково от устья реки Разводни (Сторожка). Фото Д. Седова, 11 мая 2006 г.


Вид с луга пустоши Клабучково на Саввино-Сторожевский монастырь. Фото Д. Седова, 27 июня 2007 г.


Крест Саввинского придела Рождественского собора Саввино-Сторожевского монастыря на фоне пустошей Колотовня (на левом берегу реки Москвы) и Клабучково (на правом берегу). Фото Д. Седова, 8 августа 2008 г. Вид с шатра Красной башни


Завершение юго-восточной башни Саввино-Сторожевского монастыря на фоне пустоши Клабучково. Фото Д. Седова, 8 августа 2008 г. Вид с шатра Красной башни


Вид на Рождественский собор Саввино-Сторожевского монастыря на фоне пустоши Клабучково и новостроек Верхнего посада Звенигорода. Фото Д. Седова, 29 сентября 2010 г. Вид с монастырской звонницы


Вид со звонницы Саввино-Сторожевского монастыря на пустоши Колотовня (на левом берегу реки Москвы) и Клабучково (на правом берегу). Фото Д. Седова, 29 сентября 2010 г.


Вид со звонницы Саввино-Сторожевского монастыря на царский дворец на фоне пустошей Колотовня (на левом берегу реки Москвы) и Клабучково (на правом берегу). Фото Д. Седова, 29 сентября 2010 г.


Вид на Звенигородский Успенский собор и пустошь Клабучково. Фото Д. Седова, 4 июня 2012 г.

22.jpg
Вид на Саввино-Сторожевский монастырь, Звенигородский Успенский собор и пустошь Клабучково от деревни Шихово. Фото Д. Седова, 3 сентября 2007 г.


Вид на Звенигородский Успенский собор и пустошь Клабучково от деревни Шихово до строительства многоэтажных домов в Звенигороде. Фото Д. Седова, 3 сентября 2007 г.

В 2012 году администрацией Городского округа Звенигород было предпринята попытка включения в ПЗЗ ГО Звенигород возможности застройки прибрежного луга пустоши Клабучково. Второй раз узаконить возможность застройки луга пытались в 2019 году.
Очередная попытка была осуществлена в апреле 2020 года уже в составе ПЗЗ Одинцовского городского округа, который был утвержден 30 апреля 2020 года Советом депутатов Одинцовского городского округа. Согласно утвержденному ПЗЗ, узаконивается возможность застройки большой по площади территории прибрежного луга пустоши Клабучково (зона Ж-2.6), а также незастроенных ныне территорий, с которых открываются виды на Саввино-Сторожевский монастырь и Звенигородский Успенский собор (зоны Р-1, Р-3.3). В этих зонах отныне возможно будет осуществлять капитальное строительство до 3 этажей.

Зонирование территории пустоши Колтарово согласно утвержденному 30 апреля 2020 г. Советом депутатов Одинцовского городского округа ПЗЗ: Ж-2.6 – ИЖС; Р-1 – для сельхозугодий; Р-3-3 - ИЖС.






Окончание – «Земля и Революция. Часть 2»

Tags: Звенигород, Московская область, Подмосковье, Россия, застройка, история, наследие, охранные зоны, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments